На главную
 
Неофашизм наступает

.
Казин А.Л.
 
 
  
 


1. Что у русских святого?

Не так давно в одной телепередаче мне пришлось услышать формулу 'нация, у которой нет ничего святого, не имеет права на существование'. Поначалу этот афоризм показался блестящим, но чем дольше я его обдумывал, тем меньше он мне нравился. В конце концов, я пришел к выводу, что с этой мыслью следует обращаться очень осторожно. Кто и по каким признакам будет судить народные святыни? Сама нация в целом, её 'лучшие люди', успех этой нации в том или ином деле (в истории), наконец, другие нации? Однако 'лучшие люди' могут ошибаться, а другие нации, скорее всего, будут заведомо пристрастны. Мудрость (и земной успех) мира сего есть безумие перед Богом. В конечном счете, высшим оценщиком истории того или иного народа (как, разумеется, и отдельного человека) является сам Господь, и оценка эта будет произнесена в конце времен.

Нынешняя ситуация вокруг России весьма напоминает такой пристрастный суд. Решительно расставшись с прежней идеологией и растеряв союзников, Россия сама накликала на себя подобных судей. И внутри и снаружи ей, что называется, не дают успокоиться. Особенно отличаются в этом наши 'бывшие братья' из ближнего зарубежья ('новая Европа'), а внутри страны - доморощенные критики собственного Отечества. То ли приход нового Президента их вдохновил, то ли ряд приближающихся круглых дат (70-летие договора Молотова-Риббентропа и начала Второй мировой войны) их озаботил, но они дружно навалились как на традиционные для них темы, так и на относительно новые, во всяком случае в массовом радио- и телеэфире. Россия - 'тысячелетняя раба', цари-крепостники, революция как бунт некультурной черни, и особенно сталинизм - вот хорошо объезженные коньки наших свободолюбивых умников. Теперь к ним прибавилась тематическая разработка Второй мировой войны - разумеется, в плане принижения русской Победы, фактического оправдания предателей, служивших в СС, и даже уравнивания гитлеровской Германии и Советского Союза в качестве тоталитарных виновников планетарной бойни...

Попытаемся ещё раз обдумать эти темы. Может, тогда станет яснее, что же действительно для России свято, и надо ли торопиться выносить ей приговор?

2. 'Грядущий хам' и либерал-предатели

В 1909 году - опять-таки ровно сто лет назад - в Петербурге был издан знаменитый сборник 'Вехи', значение которого определяется не только тем, что в нём говорилось, но и тем, кто это говорил. Это был цвет тогдашней русской либеральной интеллигенции, но одумавшейся и фактически переставшей быть либеральной - вот в чем дело. Бердяев, Булгаков, Гершензон, Франк - лучшие мыслители России начала ХХ века - решительно отряхнули либеральную русофобию со своих ног. Если сказать коротко, их испугало пришествие 'грядущего хама' (выражение Д.С.Мережковского), то есть полностью бездуховного, а частично уже и демонизированного человека-животного, 'биоробота', способного запачкать собой всё, что есть чистого и высокого в этой жизни. Одному из предшественников веховства, замечательному отечественному мыслителю К.Н. Леонтьеву, принадлежит формула, значение которой со временем только возрастает: 'средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения'. Либеральная демократия избирает в качестве владельцев умов и правительств не лучших, а себе подобных. Авторы 'Вех' представили себе, что будет, когда такой, выражаясь современным жаргоном, 'электорат' и его лукавые вожди придут к власти. Как раз по этой причине инициатор 'Вех' М.О.Гершензон написал знаменитые строки, за которые его проклинали либерал-нигилисты всех времен: 'Каковы мы есть, нам не только нельзя мечтать о слиянии с народом - бояться мы его должны пуще всех казней власти и благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами ещё ограждает нас от ярости народной'.

Вот тут-то и выходит на поверхность своеобразие русской истории - и современности - которого то ли не могут, то ли не хотят понять либералы всех времен. Недаром царская власть на Руси держалась так долго и прочно: православный народ предпочитал царя власти денег. Власть денег отвергал и советский народ, и не очень-то ею восхищен народ российский. Цифры недавнего всенародного (50 млн. чел.) голосования 'имени России' говорят лучше слов: из двенадцати деятелей нашей истории народ выбрал четырех царей и двух генсеков, среди которых такие 'крутые', как Иван Грозный, Петр Великий и Иосиф Сталин. Кстати, революцию 1905 года, так озаботившую веховцев, не дал довести до конца опять-таки простой русский народ, благословленный на это св. Иоанном Кронштадтским. В то же время, 'прогрессивное общество' рукоплескало террористам, посылало поздравления с победой в войне японскому императору, издавало декадентские журналы в стилизованной японской обложке, а думский лидер тогдашних либералов англоман П. Милюков до конца эмигрантской жизни гордился тем, что своей речью в Думе в ноябре 1916 года ('глупость или измена?') подал воюющей стране 'революционный сигнал'. Между прочим, до победы над Германией в Первой мировой войне оставалось несколько месяцев. И до Москвы и Волги немцы тогда не дошли, война шла в Австрии и Польше. И русские гвардейские полки непременно маршировали бы на параде Победы в Берлине не в 1945, в уже в 1918 - в тех самых островерхих шлемах (впоследствии 'буденновках'), сшитых по эскизам В. Васнецова как раз для этой цели. Но либералы-политики и либералы-военные сделали всё, чтобы этого парада не было. В том числе заставили отречься от престола православного Царя-мученика, не желавшего проливать родную кровь. Если бы этого позорного предательства не произошло, Евразия имела бы к середине ХХ века единственную великую Восточную Империю (1) - воплощенную мечту Пушкина, Тютчева, Достоевского, Данилевского, Тихомирова... Но Бог судил иначе.

3. Либерал-русофобия против Царства

Главная ошибка либералов всех времен - и это прекрасно показали авторы 'Вех' - отделение личности от Бога и государства. Личность ведь не просто самодовлеющая юридическая единица, своего рода Робинзон в окружении дикарей, претендующих на его священные права. Личность в православно-русской цивилизации есть индивидуальное преломление 'симфонического' (по выражению Л.П.Карсавина) образа народа. Точно так же народ не сводится к своей этнической, биологической составляющей. Исторический народ (суперэтнос) - это нация, обладающая религиозным и культурным самосознанием, По существу, именно об этом твердили все сколько-нибудь чуткие к своеобразию своего отечества мыслители XIX - ХХ веков, причем как традиционалисты, так и либералы. Именно К. Кавелину - теоретику русского либерализма - принадлежит глубокая формулировка (правда, со ссылкой на славянофила Ю.Самарина): 'В идеале русском представляется самодержавная власть, вдохновляемая и направляемая народным мнением. Сама история заставляет нас создать новый, небывалый своеобразный политический строй, для которого не подыщешь другого названия, как - самодержавной республики'.

Вот в этом всё дело. Русское государство - это всегда Царство, не только в форме истинной народной монархии, но даже в превращенной форме советской власти или нынешней псевдоморфозе 'демократической' России. В отличие от Запада, где гражданин и государство суть равноправные юридические лица (государство как 'ночной сторож'), русский человек не столько независимый гражданин ('Смит против Соединенных Штатов'), сколько воин ('мобилизованный и призванный') своего соборного церковно-государственного целого. Воин-солдат, в отличие от гражданина, дает присягу ('прежде думай о Родине, а потом о себе), поэтому эмиграция в другие, неправославные по своему устроению, страны издавна квалифицировалось на Руси как предательство, бегство с поля боя. Национальная государственность сознательно (и ещё больше подсознательно) воспринималась (и до сих пор воспринимается) народом как воплощение Удерживающего от тайны беззакония, грядущей в мир. В традиционном народном представлении Царь, Генсек, Президент - это сакральные религиозно-политические фигуры, стоящие рядом с Патриархом (симфония властей) в деле спасения Святой Руси, а не просто 'регуляторы рынка', как это оказалось в Европе после буржуазных революций XVII - XVIII веков. Смысл знаменитой Декларации митрополита Сергия (Страгородского) 1927 года и заключался в констатации этого факта, по сути признанного теперь Зарубежной Церковью, воссоединившейся с Церковью в Отечестве. По этой причине Сталин восстановил в 1943 году патриаршество, и даже секретарь обкома КПСС Ельцин стал Президентом России при поддержке Патриарха всея Руси Алексия Второго.

Византинизм, европеизм, советизм в нашей истории в конечном счете - только формы (хотя и не 'равночестные') русской идеи: живи не так, как хочется, а так, как Бог велит.

4. Истоки и смысл русского коммунизма

Я намеренно выношу в подзаголовок название знаменитой книга Н.А.Бердяева - в своем прогнозе и диагнозе того, что произошло с Россией после 1917 года, веховцы тоже оказались в основном правы. Один из ключевых авторов сборника, С.Л. Франк, прямо писал (в 1929 году!), что 'русский дух насквозь религиозен. Он не знает, собственно, других ценностей, кроме религиозных'. Почему же рухнуло самодержавие? Если ответить односложно - потому что не смогло оградить народ от власти капитала. По афоризму Бердяева, Третий Рим стал третьим Интернационалом. Веховцы проследили тайну превращения социал-модернистской марксистской доктрины (правда, с сильным ветхозаветным элементом) в русскую - православную по энергетике - мечту о мировом спасении. Сила (и одновременно соблазн) русского коммунизма состоял в том, что он не бедных предлагал сделать богатыми, а, наоборот, богатых опалить пламенем мирового пожара. 'Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем, мировой пожар в крови. Господи, благослови!'. Это не просто поэзия или мифология, как любят выражаться либерал-русофобы - это превращенная форма русской религиозной идеи жизни по правде, а не по выгоде, не по бюргерскому обывательскому расчету. Соответственно своей истории и своему духовному строю, Россия испытала, осуществила то, что на Западе в лучшем случае было предметом умозрительных построений. В этом плане можно сказать, что Россия ценой собственной крови спасла человечество от веры в гедонистическую утопию. В русской культуре произошло парадоксальное сращение базовых религиозно-исторических ценностей - и прежде всего идеи царственного, праведного бытия - с пришедшими с Запада претензиями прагматического использования этого бытия, вплоть до его радикальной переделки. Именно в точке подобного сращения русский Христос сблизился с петербургским мифом, образ избранного народа - с пролетариатом-мессией, Карл Маркс - с еврейскими пророками и Фридрихом Ницше...

Говоря более конкретно, Советам пришлось (в сущности, вопреки своему фетишу мировой революции - вот где промысл истории!) построить нечто вроде вышеназванной 'самодержавной республики', и тем самым вытянуть Россию из болота, в которую её загнали в феврале 1917 года взбунтовавшиеся 'фармацевты' (словечко А.Блока). После падения законного царя Милюков, Керенский и К. попытались слепить умеренную парламентскую республику из распадающейся Евразии - но их власти хватило едва на девять месяцев. Уж на что ненавидел большевиков Иван Бунин, доходя в 'Окаянных днях' до социального расизма ('белая' русофобия), однако даже он указал настоящих виновников русской трагедии 1917 года - тех самых деятелей 'прогрессивного блока' в широком смысле слова, которые много лет раскачивали в разные стороны гигантский корабль Российской империи и в конце концов потопили его (2). 'Кругом трусость и измена', - записал Государь в дневнике в день отречения. Начали эту измену планировавшие цареубийство декабристы, продолжили 'шестидесятники-семидесятники', поклонявшиеся дарвиновской обезьяне, а закончили респектабельные думцы-'демократы', арестовавшие законного Царя и отправившие его на заклание. Конечно, 'ленинская гвардия' - это настоящие демоны революции ('красная' русофобия). Вместе с тем, нравится это кому-либо или нет, именно большевики собрали рухнувшую Россию почти в прежних имперских границах. Из песни слова не выкинешь. Вопреки собственному презрению к исторической России (3), Ленин и Троцкий ввели 'отчалившую' Русь в жесткие дисциплинарные берега, выиграв Гражданскую войну. Кстати, за красных воевала примерно половина царских офицеров и генералов, немногим меньше чем за белых. Однако подлинным создателем СССР был, конечно, Сталин, построивший за три пятилетки фактически новую сверхдержаву, взявшую в 1945 году Берлин, овладевшую ядерным оружием и первой вышедшую в космос. Причем у него не было колоний и волшебных источников нефти, все приходилось делать на энтузиазме, страхе и рабском труде. Да, это было страшно, и не дай Бог нам увидеть что-то вроде раскулачивания, ГУЛАГА и воронков по ночам, но если бы этого не произошло, сейчас уже не было бы не только русского народа, но и многих других, примкнувших к нему лет 200 назад племен. И Бердяев не случайно написал свою книгу о русском коммунизме к 20-летию советской власти. Да, большевики воссоздали страну после либерально-революционного погрома - против которого оказались бессильны призывы мудрых веховцев - ценой жизни миллионов её сыновей и дочерей. Это не теория, это медицинский факт. Стоило ли спасение России такой цены? Тут каждый выбирает своё. Когда-то один из поэтов-'фармацевтов' (кажется, некий Джек Алтаузен) написал по поводу памятника гражданину Минину и князю Пожарскому на Красной площади: 'Подумаешь, они спасли Россию! А может, лучше было не спасать?'. Можно тут вспомнить и о слезинке ребенка...

Сегодня, в 2009 году, русофобы всех направлений объединились в деле очернения русской истории ХХ века. В июле с.г. Парламентская ассамблея ОБСЕ приняла резолюцию 'Воссоединение Европы', в которой фактически уравнял фашистскую Германию и советскую Россию в качестве зачинщиков Второй мировой войны. На российском радио и телевидении ту же идею развивает, например, историк Н.Сванидзе при активной поддержке эротического писателя В.Ерофеева. Этим господам вроде бы невдомек, что если бы не советско-германский договор о ненападении 1939 года, отодвинувший границу СССР на Запад, немцы уже через несколько недель наступления взяли бы Ленинград, и тогда исход Второй мировой войны мог быть совершенно другим. Не так давно вышла в свет книга священника (! - А.К.) Георгия Митрофанова, в которой едва ли не главным героем Великой Отечественной войны провозглашается предатель Власов, а воины, победившие оккультный Третий Рейх и спасшие Россию (и всех русофобов заодно) ценой собственной жизни, оказываются 'носителями лжи'. 'Наше общество - пишет о. Георгий - состоит из людей, в подавляющем своем большинстве живших во лжи, служивших злу и сейчас упорно делающих вид, что вся их жизнь проходила в служении правде. Они 'служили России' - называлась ли она Советским Союзом, называется ли она Российской Федерацией, - а на самом деле эти люди, не способные вот так честно и последовательно, как генерал Власов и его сподвижники, перечеркнуть свою прошлую неправую жизнь, служили не России и служат не России, а служат только себе' (4). Чем такой взгляд отличается от героизации бывших эсесовцев в Прибалтике (5) и на Украине? Ещё более удивительно, что подобные мысли высказывает клирик Русской Православной церкви!

Да, русская история ХХ века - это трагическая история, но христиане предупреждены, что в мире сем они будут иметь скорбь. Русский народ не принял бы коммунизма, не искусился бы им, если бы в нем не было притягательной силы стояния за правду. Красная звезда и флаг с серпом и молотом (сплошь оккультные знаки) обращались в душе России в голгофский символ - вот где подлинное чудо русской истории, если воспользоваться формулой архимандрита Константина (Зайцева). Ленин, Сталин, Дзержинский, Луначарский и Ярославский вместе со всем их 'чрезвычайным' аппаратом ничего не могли с этим поделать: в руку России вкладывали коммунистический меч, а она его - как и все иноземные дары - переделывала в православный Крест.

Тайный Крест против явного насилия и скрытого богатства - вот короткая формула Советской России 1917-1985 гг. Русская интеллигенция соблазнилась первой, взяв из западных либерально-масонских рук плоды апостасии, - и сотворила из них очистительное страдание во имя неизвестного ей Бога. Со своей стороны, русский народ в условиях навязанной ему мировой 'закулисой' войны впал в состояние черни, искусился 'землей и волей' - но уже в годы гражданской смуты фактически подхватил упавшее из рук петербургской монархии знамя Третьего Рима - Нового Иерусалима (опять-таки в чуждых ему искони формах марксистского хилиазма). Все это вместе взятое, наряду с социальной слабостью синодальной Церкви, подорванной еще в XVII веке расколом и затем превращенной Петром почти в департамент петербургской державы, - все это привело к тому, что Святая Русь, не удержавшись на поверхности истории, ушла в ее глубину, но и оттуда продолжала невидимо определять земные пути Отечества. В этом плане символичен спор Белинского с Гоголем о вере русского народа, когда писатель в 'Выбранных местах из переписки с друзьями' доказывал, что русский народ - самый религиозный в мире, а критик утверждал обратное. Как бы то ни было, протоиерей Г. Флоровский в своей книге 'Пути русского богословия' вынужден был констатировать, что Россия не вся в Православии, что огромную роль в ее истории играет 'темная', 'ночная' сторона ее коллективной души. События вплоть до казни царской семьи как будто подтверждают правоту Белинского и Флоровского, однако нужно учитывать, что в этот период народное сознание уже целиком вошло в зону 'русского соблазна', оформленного в виде либерально-авангардистского мифа о перестройке мироздания средствами всеобщей организационной науки.

'Перманентная революция' колхозов и коммунальных квартир - не продукт ли это той экзистенциальной безбытности, на которую с фамильной интеллигентской гордостью указывал Блок, и о которой Мандельштам подозревал, что она даже вовсе неизвестна Западу? Ушанки, платки, сапоги, ватники и вообще весь внешний облик советского человека 20-х-50-х годов - не искаженный ли это образ юродивого, о котором применительно к России писал еще Вл. Соловьев (а до него и Хомяков, и Тютчев), не то ли это уничижение, которое паче гордости? Диалектика господства и рабства, как было известно еще Гегелю, - трудная диалектика, и нужно крепко подумать, прежде чем безоговорочно предпочесть господина (владельца, пользователя существования) 'малым сим', этим ко всему притерпевшимся 'винтикам' и 'олухам царя небесного'. Они отдали землю и фабрики генералиссимусу - но в глубине души они ощущали, что коренные ценности жизни не могут принадлежать никому лично, что они 'боговы', и по этой причине пусть скорее будут отданы в распоряжение государству, чем тому или иному 'миллионщику'. Это стремление отдать свое (подлинное мое - то, что я отдал, по слову Максима Исповедника) красной нитью проходит сквозь Русь железную, хотя вся ее официальная идеология требовала как раз взять чужое ('экспроприация экспроприаторов'). Вплоть до 80-х годов ХХ века у нас сохранялись призывы к борьбе за выполнение плана и за чистоту улиц, поднимающие прозаическую техническую задачу на уровень софийности мирового хозяйства, вполне в духе 'Оправдания добра' Вл. Соловьева и 'Философии хозяйства' С. Н. Булгакова...

Таков, если проследить до глубины, религиозно-национальный принцип русского коммунизма, в трагическом испытании которого Крест незаметно, но непреодолимо побеждал меч, вера - безверие, Христос - антихриста. Надо быть духовно слепым - или уж действительно ненавидеть свое Отечество во всех его проявлениях, как иезуит Печерин - чтобы не разглядеть этой 'невидимой брани' за красным флагом и пятиконечной звездой. Господь спасает не только отдельных людей. По своему неисповедимому промыслу Он спасает - или, напротив, оставляет втуне - целые народы и цивилизации, которые суть для Него симфонические личности тварного бытия. Не оставила своим покровом Святую Русь Царица Небесная, явив свою державную икону в день отречения от престола Царя-мученика. В день Рождества Богородицы состоялась Куликовская битва, а в Рождество 1812/1813 года последний неприятельский солдат покинул пределы Отечества. Гитлеровские войска напали на Россию-СССР 22 июня 1941 года - в день Всех святых, в земле Российской просиявших. Они не боялись русских святых. В октябре-ноябре 1941 года фашистские дивизии вполне могли войти в Москву (они видели её в бинокли) - но не вошли! Вокруг Ленинграда немцы стояли два с половиной года фактически в черте города (на границе Московского проспекта) - но так и не взяли его! Что это, как не чудо? Наконец, 6 мая 1945, в день православной Пасхи и в день Георгия Победоносца, флаг России-СССР поднялся над горящим рейхстагом.

Так - вопреки козням врагов - воссоединялись на Руси концы и начала, так наша духовная история делала еще один поворот на своем таинственном пути.

5. Что же дальше?

В 1991 году ориентированные на золото либерал-глобалисты (бывшие коммунисты) под демократическими лозунгами снова пришли к власти в Москве. Это была новейшая (уже вторая за ХХ век) либеральная революция, осуществленная большевистскими методами - партноменклатура конвертировала правительственную власть в экономическую. По глупости или по корысти очередные либерал-революционеры полагали, что всё решит невидимая рука рынка - и получили в результате страну в границах XVII века, где конфликтовали все со всеми и где только ленивый не проектировал дальнейшего распада страны на 'уральскую республику', 'дальневосточную республику' и пр. Академик Сахаров, к примеру, предлагал таких осколков не менее тридцати - тоже либерал был...

Так или иначе, В. В. Путин и его команда предотвратили в начале XXI века распад России, сохранив основы российской государственности (символизируемые царским гербом, советским гимном и демократическим флагом) и покончив с диктатом экономического тоталитаризма. 'Семибанкирщине' дали понять, что она не всё может. При всем своем внешнем антидемократизме, путинские действия соответствовали народной воле, и народ поддержал их - сравните результаты думских и президентских выборов 2003 - 2008 годов. Я уже не говорю о полном провале либерально-западнических партий, списать который на пресловутый 'административный ресурс' при всем желании не удается. Кстати, нынешний финансовый кризис, спутавший все карты, пришел из Нью-Йорка, а не из Москвы.

Конечно, либерал-русофобы этого как бы не замечают, продолжая ставить России в пример 'образцовые' страны во главе с Канадой и США. Наша великая история для них потемки, наши национальные и религиозные ценности - ложь. Эти господа - как 'отечественные', так и зарубежные - дружно молчат о том, что европейская цивилизация по существу рассталась с христианством ещё в эпоху Просвещения. Либерализм говорит человеку: 'Делай, что хочешь, ты сам себе хозяин! Но при этом ты сам отвечаешь за себя, твой дом - твоя крепость, всё остальное - Бог, государство, родина - суть только части тебя'. В наше время этот 'свободный собственник' целиком стал рабом рынка и телевидения, которое кормит его пошлейшими шоу пополам с 'чернухой', а улицы его города оказываются во власти многообразных 'меньшинств'.

Нынешний Запад фактически находится в плену у своих агрессивных по отношению к божьему миру технологий, это гигантская пиррова победа фаустовского модерна, отвергнувшего христианские ценности под раскаты торжествующего вольтеровского хохота. Сам 'главный приватизатор' России А.Чубайс недавно заявил, что такого кризиса человечество никогда не знало. Он забыл добавить, что это кризис не столько экономический, сколько идейный и концептуальный. Американизированный глобальный Фауст получит в XXI веке своего Мефистофеля - но уже не вальяжного господина, как в величественном сочинении И.В.Гёте, а звероподобную биоэлектронную бестию, в которой будет смоделирован весь грех, накопленный за годы модерна и постмодерна 'золотым миллиардом'. Запад вошел сегодня в 'обратный ход' своей духовной эволюции: католичество - протестантство (в союзе с секуляризованным иудаизмом) - либерализм (точнее либертарианство) - неоязычество - инфернальность. Всё это предвещает в обозримом будущем геокультурную катастрофу (гностическую 'культуру смерти', по терминологии современного философа А.И.Неклессы), опасную как для самого Запада, так и для большинства народонаселения планеты, особенно когда его норовят 'демократизировать' насильно, с помощью 'цветных' революций и крылатых ракет.

Православно-русская цивилизация реализует в своей истории образ не восточного (фаталистического) и не западного (самодостаточного), а творчески верующего человека. Русский творческий акт - религиозный, государственный, художественный - направлен к абсолютной Личности, а не к самому себе. В силу своей духовной природы России постоянно приходится разрешать парадоксы верующего разума, нравственного художника, народного монарха, тогда как на Западе эти самодовлеющие социально-культурные практики разнесены (диверсифицированы, как принято сейчас выражаться) по разным 'углам' общественного и личного бытия. Европейская свобода уже пережила ряд смертей - смерть Бога и смерть цельного человека. Противоречие между восточной общинностью и западным персонализмом - это движущая сила нашей истории. Привлекая к себе лучшее из Азии и Европы, Россия не перестает быть самой собой. Именно это делает её сегодня страной будущего, когда после кризиса спекулятивного посткапитализма понадобится народ, способный построить более одухотворенную и справедливую цивилизацию.

России нужна Верховная власть не потому, что она 'тысячелетняя раба' (о 'проклятом царизме' при Советах говорили так же часто, как сейчас о 'проклятом коммунизме'), а потому, что в глубине души она хочет служить чему-то более высокому, чем польза, комфорт, плюрализм и т.п. Рай на земле - это выдумка идеологов новоевропейского прогресса, начиная с Реформации (возврат от христианства к иудейству) и Просвещения (философия либерального гедонизма). Запад поверил в эти сказки, по существу перестав быть христианской частью света (страна 'happy end'). Россия, со своей стороны, до сих пор живет мыслью, что власть и культура в государстве должны исходить не от грешной 'одинокой толпы', а от Бога. Тело России действительно болеет, но дух ещё жив. Как заметил в свое время В.С.Соловьев, идея нации заключается не в том, что она сама думает о себе во времени (особенно в лице теоретиков, явно или тайно ненавидящих её), а в том, что Бог думает о нёй в вечности. Вся история России - включая трагический ХХ век - свидетельствует о божьем замысле святой Руси, а не о России язычески-самодовольной. Тому, кто не хочет или не может этого понять, придется ещё много думать о России.

Заключая эту статью, отмечу, что любая русофобия (особенно 'красная' и 'желтая' - две дороги в одному обрыву, по слову академика Р.И.Шафаревича) в христианской перспективе абсолютна несостоятельна. У русского народа много недостатков и грехов, однако у него начисто отсутствует самодовольство и самолюбование - самые безнадежные личные и национальные качества перед лицом Христа. Россия, действительно, не молится свободе и грешному человеку - она молится Богу даже тогда, когда на уровне официальной идеологии (на уровне ratio) в Него не верит. Я думаю, это более достойная христианина позиция, чем поклоняться собственному комфорту и техническому прогрессу, прикрывая всё это псевдорелигиозным фразами, борьбой 'за права меньшинств' и т.п. Как неоднократно указывал Патриарх Кирилл, свобода и права - человека, субкультуры или целой страны - лишенные религиозной ответственности за них, есть разрешение на грех и потому представляют собой не христианские, а именно антихристианские добродетели. Как доказывает опыт XXI века, потреблять в качестве товара можно не только новые машины или яхты, но и великие божьи дары - посткапитализм всё скушает.

И последнее замечание. Если задаться известным вопросом - кому это выгодно? - то придется признать, что вышеописанные акции по разоблачению 'русских мифов' работают прежде всего на те закулисные силы, которые стремятся пересмотреть итоги Второй мировой войны, обесценить соглашения, достигнутые державами-победительницами в Тегеране и Ялте, и тем самым лишить Россию идейной и юридической легитимации в современном мире. Некоторые из деятелей отечественного либерализма открыто призывают Россию отказаться от правопреемства по отношению к Советскому Союзу, то есть фактически зачеркнуть не только 70 лет нашей истории ХХ века, но всю отечественную историю (6). Их стараниями мы уже оказались почти в границах XVII века. Что ещё надо сделать, чтобы окончательно вытеснить эту 'неправильную' страну из международного культурного и политического пространства, превратив её в вечного изгоя? Давайте начистоту, господа. Либо вы отказываетесь от советского периода отечественной истории как исчадия ада, и тогда вам надо выкинуть из семейных сундуков дедовские и отцовские военные ордена, перестать праздновать вместе с народом День Победы 9 мая, и начать отмечать (вместе с недобитыми эстонскими и украинскими эсэсовцами) дату образования власовской армии, раздувая тем самым бесконечную гражданскую войну - либо вместе с единой Русской Православной Церковью и подавляющим большинством народа благодарить в этот день Бога за то, что он даровал миру в 1945 году русско-советскую победу над оккультной чумой. (7). В первом случае вы останетесь с Церковью и народом, во втором - отпадете от них. И тогда станет ещё яснее, что у русских святого.
Примечания

1. Если бы Россия сохранила набранную в начале ХХ века экономическую динамику, она, как подсчитано специалистами, к 40-м годам ХХ века вышла бы на первое место в Европе (или даже в мире) по уровню своего хозяйственного и технологического развития.

2. В 'Окаянных днях' есть выразительный диалог антикоммуниста Бунина и одного из февралистов, поклонников либеральной Февральской революции:

'9 марта (1918 г. - А.К.)
Нынче В.В.В. ... понес опять то, что уже совершенно осточертело читать и слушать:
- Россию погубила косная, своекорыстная власть, не считавшаяся с народными желаниями, надеждами, чаяниями... Революция в силу этого была неизбежна...
Я ответил:
- Не народ начал революцию, а вы. Народу было совершенно наплевать на все, чего мы хотели, чем мы были недовольны. Я не о революции с вами говорю - пусть она неизбежна, прекрасна, всё что угодно. Но не врите на народ - ему ваши ответственные министерства, замены Щегловитых Малянтовичами и отмены всяческих цензур были нужны как летошний снег, и он это доказал твердо и жестоко, сбросивши к черту и Временное правительство, и Учредительное собрание, и 'всё, за что гибли поколения лучших русских людей', как вы выражаетесь, и ваше 'до победного конца'.

Ай да Бунин! Кстати, не менее яростный антикоммунист А.И.Солженицын в принципе придерживался сходного взгляда на роковой 'февральский узел', потому и закончил им свою эпопею 'Красное колесо'. См. также его книгу 'Двести лет вместе' - о роли евреев в русской революции.
3. Ленинское отношение к России хорошо описано в воспоминаниях Г.А. Соломона (которому невозможно не верить), приводящего слова вождя: 'Дело не в России, на неё, господа хорошие, мне наплевать - это только этап, через который мы проходим к мировой революции' (см.: Соломон Г.А. Среди красных вождей. М., 1995). Собственно, об отношении г. Ульянова-Ленина к своей исторической родине лучше всего говорит вся его деятельность, целиком направленная на разгром последнего Православного Царства. Либералы ('отцы') - это правые ('розовые') западники, восходящие по своей идеологии к просветительству и масонству. Революционные интернационал-коммунисты начала ХХ века ('дети') - это левые ('красные') западники, сделавшие из атеизма и свободопоклонничества своих предтеч радикальные, но последовательные практические выводы. Нынешние 'россиянские' либералы ('внуки') - это снова правые (но уже 'желтые') западники, воюющие за свои антихристианские цели вполне большевистскими методами. И тем и другим равно на Россию наплевать. Яблоко от яблони не далеко падает.

4. Г. Митрофанов. Трагедия России. Запретные темы ХХ века. СПб., 2009. С. 156.

5. Я думаю, что подобный взгляд на 'наших' фашистов ещё хуже, чем его аналоги в Прибалтике и других нерусских странах. Латышские и эстонские эсэсовцы, по крайней мере, воевали против чужих им по крови и духу русских, а власовцы убивали своих. Кстати, прибалтийские и польские жалобы на русские (советские) жестокости, в некотором роде, заслужены - разве латышские стрелки или возглавлявшие кровавую ЧК (а до того всеми силами боровшиеся против Империи) поляки мало сделали для утверждения власти красных комиссаров?

6. Одним из любимых занятий наших свободолюбцев печеринского типа является деструкция, или, по-русски говоря, поношение великих национальных образов России - Александра Невского, Кутузова, Жукова... Для них это не более чем мифы. Разумеется, освободившееся символическое место тут же заполняется соответствующими персонажами вроде генерала Власова.

7. Подробнее о затронутых проблемах см. следующие монографии:

Казин А.Л. Последнее Царство. Русская православная цивилизация. Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго. СПб.,1998. Текст представлен в интернете.

Казин А.Л. Великая Россия. Религия. Культура. Политика. Изд. 'Петрополис'. СПб., 2007. Текст частично представлен в интернете.

Личная страница автора: http://Lib.Ru -- (Библиотека Мошкова//cовременная литература).


Политология, Миссия Церкви, Церковь и государство, Всеобщая история, Отечественная история
Комментарии
Добавить комментарий
Казин Александр Леонидович, Санкт-Петербург
19 сентября 2009 13:30
19 сентября 2009 г.
Казин Александр Леонидович
Размещенный в качестве отклика на мою статью текст г.Андрея из Кологрива представляет собой характерный образец сугубо идеологической интерпретации русской истории - той самой либерально-диссидентской концепции, что составляет концептуальную основу книги историка Г.Митрофанова. Я называю его историком потому, что в своей книге 'Трагедия России' он выступает именно как идеологический писатель, пишущий на историко-культурные темы, а авторитет священного сана использует как своего рода 'подкрепление' собственных взглядов. Такой прием есть ничто иное, как определенная церковная (точнее, псевдоцерковная) политика, на недопустимость чего справедливо обратил внимание в своей статье профессор МДА А.К.Светозарский).
Проблема заключается в том, что несведущий читатель может принять личную точку зрения г.Митрофанова (и небольшого числа его единомышленников) за церковную точку зрения на прошлое и настоящее нашей страны. Между тем от лица полноты Церкви имеют право выступать - в перерывах между Соборами - лишь Священный Синод или Святейший Патриарх. Видимо, не случайно книга о. Георгия не имеет благословения священноначалия РПЦ.
Действительно, создается впечатление, что какая-то часть политиков либерально-западнического направления, потерпев в последние годы поражение в открытом политической борьбе, перекочевала в область церковной публицистики, вознамерившись взять таким образом некий интеллектуальный реванш.
Что касается существа мнений, изложенных в тексте г. Андрея, то они суть красноречивое исповедание либеральной слепоты (а точнее, либерального 'самоистуканства'), если воспользоваться его же термином. Перечисляя темные пятна отечественной истории, эти господа не могут (или не хотят) понять, что русская история и русский народ (в том числе и в советский период) не сводятся к черноте и крови. Поэтому я могу только повторить то, что уже писал о. Александру Занемонецу: если бы мы обсуждали с вами темные дела кучки международных заговорщиков во главе с г. Ульяновым, проехавших удивительным образом через линию фронта в апреле 1917 года в пломбированном вагоне, и среди которых действительно не было ни одного русского человека - то и разговаривать было бы не о чем. А мы с вами говорим о делах и судьбе России, всего её многомиллионного народа вплоть до сего дня, и тут нужен Божий суд, который видит вещи в их полноте, и который будет произнесен в конце времен. И праздник Победы - как и горе по невинно убиенным русским новомученикам -- не отнимут у нас ни генерал Власов, ни о. Георгий Митрофанов. Как писал блаженной памяти митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, 'при всей противоречивости народной жизни в ее безмерном разнообразии, она все же насквозь пронизана христианским мировосприятием. Его характернейшие черты - жертвенность, самоотверженность, терпение - позволили нашему народу пережить страшные испытания последних восьми десятилетий, помогают и сейчас нейтрализовать, обезвредить злонамеренные эксперименты над страной. Это неоспоримый факт, очевидная реальность нашего бытия'. (Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. Битва за Россию. СПб.,1993. С. 33).
Развернутую оценку современным поклонникам Власова дал Святейший Патриарх Кирилл в своем недавнем выступлении в Архангельске 24.8.2009. Вот отрывок из него: 'Мы называем эпоху, в которой мы живем, эпохой постмодерна - такое вот слово выдумали. И наибольшим достижением этой эпохи считается свобода человека, которая ориентирована на свободный выбор. Человек сам является автономным носителем окончательных решений, чт&#243; есть добро, а чт&#243; - зло. Время от времени у нас вспыхивают общественные дебаты по поводу значения Великой Отечественной войны, и некоторые утверждают, что выбор тех людей, которые стали сотрудничать с немцами, которые пошли во власовскую армию, вполне правомерен: 'Это был их выбор, они свободны. Человек свободен определять, с кем он. Вот и выбрали эти люди не защиту Родины, а борьбу со своей Родиной вместе с оккупантами'. Наивные люди, воспитанные в традиции, говорят: 'Да как же так можно! Да постыдитесь вы греха, да ведь они же предатели!' А им отвечают: 'А что такое предатели? Это свободный выбор человека. Сегодня у нас разные точки зрения, сегодня у нас плюрализм мнений, и свободный, самодостаточный человек и определяет, что такое добро, а что такое зло <:> Так постепенно размываются границы между добром и злом. А почему это происходит? А потому, что человечество утрачивает понятие греха. Сегодня, отталкиваясь от идеи человеческой свободы и альтернативного поведения, поддержанного современной псевдокультурой, мы укореняемся в сознании того, что любой человеческий выбор правомерен. Понятие нравственности исчезает: я сам себе голова, я сам определяю, что нравственно, а что безнравственно'.
Как видим, патриаршее осмысление этих событий - и вообще русской истории и культуры ХХ века включая, советский и постсоветский периоды - решительно противостоит попыткам превратить Россию в 'черную дыру' в духе гг. Новодворской и Каспарова (см. об это статью священника А.Шумского). В свете ясной позиции Патриарха тем более странно, что руководство Санкт-Петербургских духовных школ после выходя скандальной книги о. Г.Митрофанова значительно повысило его в должности, сделав деканом, со всеми вытекающими отсюда программными и кадровыми изменениями. Каковы будут последствия этих изменений для воспитания будущих священнослужителей РПЦ? Очевидно, нынешние руководители СПбДАиС разделяют взгляды о Георгия Митрофанова, что, по-моему, весьма печально. И конца полемике не предвидится:
Впрочем, это неудивительно. Позиция о.Г.Митрофанова и его единомышленников - одна из знаковых (и в этом смысле закономерных) сторон интеллигентского (диссидентского) сознания, навеки запечатленных Ф.М.Достоевским в образе Ивана Карамазова. Один из участников настоящей дискуссии (Николай Правдин) уже ссылался на этого персонажа, который и в Бога вроде бы веровал, но только мира его не принимал - а потому общался с чертом. Подобно этому господину, наши либерал-диссиденты также по существу отвергают чуть ли не всю отечественную историю - зато уж идут в этом деле до конца, до оправдания войны на стороне гитлеровского фашизма: 'хоть с чертом, но против Совдепии'. Как тут не вспомнить роман А.Солженицына 'В круге первом', герои которого рассуждают о том, следует ли подвергнуть сталинскую Москву ядерной бомбардировке или нет:
Действительно, может надо было?
Георгий, Санкт-Петербург
18 сентября 2009 18:47
Андрею из Кологрива

Вы так истово обличаете А. Л. Казина во лжи, бессердечии etc., что не замечаете своей довольно жиденькой клеветы.

Вы и диакон Занемонец трепещете от фразы "Да, это было страшно, и не дай Бог нам увидеть что-то [подобное]". В чем тут авторское бессердечие? Вас не смущает сравнение авторского взгляда с каиафовским, - как пишете вы, "в этом и заключается антихристова логика современного советского "патриотизма"". Интересно в таком случае было бы услышать от вас оценку деятельности свв. Сергия Радонежского и Александра Невского.

Интересно (из чисто естествоиспытательских причин), вы, так легко бросающие обвинения во лжи, действительно полагаете, что Российскую империю разрушили большевики, захватив власть, отчего-то вдруг оказавшуюся безхозной? Вы можете опровергнуть факты или ваши утверждения - это символ веры вашего "корабля праведных"?

Вы утверждаете: "Белые воины... отстояли главное - честь России... Они, спасая то, что было преступно упущено двумя последними российскими государями, показали, что не всякий русский променял свое христианское первородство... Белые воины совершали свой путь для вечности, и неважно, что они проиграли. Любое историческое поражение временно: Христос ведь тоже был распят. Белые воины совершили свой путь во имя России, но не ради "великодержавных камланий" и дней земных "великих побед", которые празднует господин Казин, а ради нетленного венца".

Красочно, как и проповеди хлыстов. Что спасали "белые воины", предав царя? Честь, по-вашему? Почему контрразведка "белых" охотилась на монархистов? Из желания спасти "преступно упущенное" царями? Таки чего ради совершали свой путь "белые" ради России или ради нетленного венца? Сами-то разберетесь?

Вот когда разберетесь, тогда и будете иметь право на то, чтобы давать оценки трагическому разделению русского народа в неслыханной братоубийственной войне, а не опошлять эту драму малограмотным гудением. И прочтите, наконец, открытыми глазами фразу А. Л. Казина: "Русский путь в будущее - по ту сторону 'красного' и 'белого', космополитизма и шовинизма, косного консерватизма и бездумного прогрессизма. Нам давно пора закончить словесную гражданскую войну, пример чего и показали в 2007 году РПЦ и РПЦЗ. Те, кто снова раздувает эту войну сегодня, действуют против Церкви и против своего Отечества. Если мы опять позволить расколоть русский народ в борьбе (или в споре) 'до победного конца', мы поистине будем недостойны имени России."
Ксения Кривошеина, Париж
18 сентября 2009 00:31
Уважаемый господин Кологрив,
Мы Вам глубоко благодарны за Ваш текст!
Ксения и Никита Кривошеины
Владимир, Спб
18 сентября 2009 00:08
Уважаемый Андрей, Кологрив!
Прежде чем упрекать ближних в исторической безграмотности, узнайте хотя бы то, что Джугашвили был не итальянцем, а грузином, поэтому в его фамилии лл быть никак не может.
А если Вы хотите знать правду о Белом движении, то познакомьтесь хотя бы с историей операции "Трест" и делом генерала Скоблина. История поучительная... Вольно сочинять белые мифы взамен красных. Хорошо сказал И.Л.Солоневич: "Русские мифы кончились на Лубянке. Немецкие - в Берлине.. Мы все мчимся на предельных скоростях современной техники по самому современному шоссе, утыканному фальшивыми сигнальными знаками...". Да, кстати, почитайте его книгу "Россия и революция". Может, она откроет Вам глаза на Белое движенеи.
Андрей, Кологрив
17 сентября 2009 19:52

Представленная статья господина Казина - это образец глубоко чуждого христианству, чуждого православной вере мифологического подхода к истории, в рамках которого история вырождается в игру в бисер, - в бисер, который можно раскладывать как угодно в угоду той или иной общественной идеологии.
В связи с этим закономерно, что сторонниками идей господина Казина выступают откровенно исторически безграмотные люди, для которых, что Власов, что Мазепа, что Петр Великий, что Джугашвилли - разницы по существу нет никакой. Все они ценны в мифологической системе господина Казина лишь постольку, поскольку соответствуют определенной "геополитической" антитезе: "предатель" - "государственник". Исходя из подобного постмодернистского и предельно безразличного отношения к русской истории, можно всех сравнивать и произвольно смешивать любых исторических персонажей для обоснования "державнического" мифотворчества.

Диакон Александр Занемонец совершенно справедливо указал на следующую цитату статьи господина Казина как на ключевую для понимания всей его историософии: "Да, это было страшно, и не дай Бог нам увидеть что-то вроде раскулачивания, ГУЛАГА и воронков по ночам, но если бы этого не произошло, сейчас уже не было бы не только русского народа, но и многих других, примкнувших к нему лет 200 назад племен. Большевики воссоздали страну после либерально-революционного погрома ценой жизни миллионов её сыновей и дочерей".

Во-первых, эти слова господина Казина поражают своим бессердечием, бездушием, совершенно чуждым Христову Благовестию. Господин Казин по сути говорит то же самое, что некогда произнес Каиафа, для которого лучше бы было, чтобы один Человек (для Каиафы Иисус Христос, а для господина Казина по-видимому миллионы последователей Христовых - русских православных христиан, умученных большевиками) умер за народ, чем погиб бы весь народ. В этом и заключается антихристова логика современного советского "патриотизма". Если Христос учил о том, что пастырь добрый оставит все стадо ради того, чтобы взыскать одну потерявшуюся овцу, то для советских "патриотов" можно нагромоздить гекатомбы трупов ради демагогических оправданий, прикрывающих собственные преступления.

Во-вторых, справедливо критически отмеченные диаконом Александром слова господина Казина являются откровенной ложью и с исторической точки зрения. Большевики, захватившие в России власть в октябре 1917 года при равнодушии большей части населения, начали реализацию своей социальной утопии при помощи политики стратоцита - уничтожения людей по социальному, сословному признаку. В результате этой террористической политики к началу 1930-х годов Россия оказалась раздавлена. За короткий промежуток времени - 15 лет, в России были практически полностью уничтожены такие ведущие социальные группы, как дворянство, духовенство, офицерство, купечество, казачество. И потеряв за столь короткий промежуток времени такое количество носителей духовно-религиозной, государственно-политической и культурно-исторической памяти, Россия оказалась превращена в пепелище. В 1930-е годы этот процесс разрушения России увенчался тем, что Сталин сломал хребет русскому крестьянству коллективизацией и голодомором, а затем раздавил большим террором в 1937-38 гг. и заставил трепетать еще остававшуюся в живых городскую русскую интеллигенцию. Сталину воообще не было дела ни до России, ни до "державы",- его интересовала лишь личная власть. И это самоистуканство Сталина обернулось для России уничтожением лучших представителей собственного народа. После такого глумления над национальной свободой и достоинством, созданная Сталиным советская "империя", а на самом деле типичная восточная антихристова деспотия, была обречена на распад, что и произошло спустя всего лишь тридцать с небольшим лет после его смерти, не взирая ни на какие "великие победы".
Апологеты Сталина обыкновенно ссылаются на рубеж 1940-50 х гг. как на образец социально-экономического" благополучия" и "державности" (в городах), но при этом как-то забывают то, какое нищенское существование влачила порабощенная большевиками страна начиная с конца 1920-х и на протяжении всех 1930-х гг., не говоря уже о страшном голоде 1946-47 гг., поразившего русскую деревню после войны, - войны, развязанной Гитлером и Сталиным в 1939 г.
Довод господина Казина о том, что если бы не произошел сговор Сталина и Гитлера в сентябре 1939 г., немцы в 1941 г. взяли бы Санкт-Петербург и Москву из-за большей приближенности границы, просто смехотворен. Для гарантий безопасности СССР реальные выгоды представляло как раз отсутствие общей протяженной границы с Германией, возможное только в случае сохранения воюющей и свободной Польши хотя бы и урезанной территориально по западной границе. Если бы Сталин действительно был бы "державником", каким его пытаются изобразить, он бы не бросился с жадностью уголовника делить чужое вместе с другим бандитом, а поддержал бы жертву нападения вместе с цивилизованными странами: Францией и Англией. После же того как захватнические замыслы коммунистической номенклатуры открыли границы неготового к оборонительно войне СССР для германского вторжения,о какой "защите" национальных интересов может идти речь применительно к деятельности Сталина в 1939 году? Германские войска дошли в результате и до Санкт-Петербурга и до Москвы и не смогли взять их в значительной степени из-за тактических ошибок самого Гитлера (таких как переброска 4-й танковой группы из под Петербурга в сентябре 1941 г. на другое направление или отсутствие резервов в группе фельдмаршала фон Бока в кризисный момент битвы за Москву).

Русский христианский патриотизм не совместим с советчиной, не совместим с красным кровавым флагом. Единственной силой, которая сопротивлялась большевизму во имя Веры Христовой, во имя чести и свободы России было Белое Движение - Движение по истине "мучеников, жертвенно идущих, по полям омоченным в крови". Да, Белое Движение проиграло на полях битвы, но и что же? Белые воины: генералы Алексеев и Корнилов, Деникин и Врангель, Юденич и Миллер, наконец, адмирал Колчак, совершая ошибки, одерживая временные победы и испытывая горечь поражений, отстояли главное - честь России и дали пример потомкам, последующим поколениям антикоммунистического движения. Они, спасая то, что было преступно упущено двумя последними российскими государями, показали, что не всякий русский променял свое христианское первородство на интернационально ленинские или евразийско сталинские языческие химеры мнимого "величия" и "великих побед".
Белые воины совершали свой путь для вечности, и неважно, что они проиграли. Любое историческое поражение временно: Христос ведь тоже был распят. Белые воины совершили свой путь во имя России, но не ради "великодержавных камланий" и дней земных "великих побед", которые празднует господин Казин, а ради нетленного венца.
И какое значение перед их подвигом и страданиями у престола Божия имеют все эти "полеты в космос", "стройки индустриализации", "дни победы"? Никакого.

Именно поэтому Православная Церковь в лице архиереев Юга России и Сибири в годы гражданской войны благословляла Белую Борьбу. Именно поэтому Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви в наши дни защитил от поношения русское антикоммунистическое сопротивление времен Второй Мировой войны, несмотря на то, что оно не было напрямую связано с Белым Движением и имело иные корни.

... Незадолго перед гибелью похищенный нквэдистами в Париже генерал Евгений Карлович Миллер сказал: "Подло я не умру". Он сдержал свое слово, - слово, которое поистине стало девизом Белого Движения, последователи которого служили Богу в отличие от современных монархистов-антифевралистов и тем более от большевиков, а не языческой мамонне. Белые служили своему стягу,

... Чтоб войти не во всем открытый,
Протестантский, прибранный рай,
А туда, где разбойник, мытарь,
И блудница крикнут: вставай!

Николай Гумилев.
Андрей, Кологрив
17 сентября 2009 19:20
Представленная статья господина Казина - это образец глубоко чуждого христианству, чуждого православной вере мифологического подхода к истории, в рамках которого история вырождается в игру в бисер, - в бисер, который можно раскладывать как угодно в угоду той или иной общественной идеологии.
В связи с этим закономерно, что сторонниками идей господина Казина выступают откровенно исторически безграмотные люди, для которых, что Власов, что Мазепа, что Петр Великий, что Джугашвилли - разницы по существу нет никакой. Все они ценны в мифологической системе господина Казина лишь постольку, поскольку соответствуют определенной "геополитической" антитезе: "предатель" - "государственник". Исходя из подобного постмодернистского и предельно безразличного отношения к русской истории, можно всех сравнивать и произвольно смешивать любых исторических персонажей для обоснования "державнического" мифотворчества.

Диакон Александр Занемонец совершенно справедливо указал на следующую цитату статьи господина Казина как на ключевую для понимания всей его историософии: "Да, это было страшно, и не дай Бог нам увидеть что-то вроде раскулачивания, ГУЛАГА и воронков по ночам, но если бы этого не произошло, сейчас уже не было бы не только русского народа, но и многих других, примкнувших к нему лет 200 назад племен. Большевики воссоздали страну после либерально-революционного погрома ценой жизни миллионов её сыновей и дочерей".

Во-первых, эти слова господина Казина поражают своим бессердечием, бездушием, совершенно чуждым Христову Благовестию. Господин Казин по сути говорит то же самое, что некогда произнес Каиафа, для которого лучше бы было, чтобы один Человек (для Каиафы Иисус Христос, а для господина Казина по-видимому миллионы последователей Христовых - русских православных христиан, умученных большевиками) умер за народ, чем погиб бы весь народ. В этом и заключается антихристова логика современного советского "патриотизма". Если Христос учил о том, что пастырь добрый оставит все стадо ради того, чтобы взыскать одну потерявшуюся овцу, то для советских "патриотов" можно нагромоздить гекатомбы трупов ради демагогических оправданий, прикрывающих собственные преступления.

Во-вторых, справедливо критически отмеченные диаконом Александром слова господина Казина являются откровенной ложью и с исторической точки зрения. Большевики, захватившие в России власть в октябре 1917 года при равнодушии большей части населения, начали реализацию своей социальной утопии при помощи политики стратоцита - уничтожения людей по социальному, сословному признаку. В результате этой террористической политики к началу 1930-х годов Россия оказалась раздавлена. За короткий промежуток времени - 15 лет, в России были практически полностью уничтожены такие ведущие социальные группы, как дворянство, духовенство, офицерство, купечество, казачество. И потеряв за столь короткий промежуток времени такое количество носителей духовно-религиозной, государственно-политической и культурно-исторической памяти, Россия оказалась превращена в пепелище. В 1930-е годы этот процесс разрушения России увенчался тем, что Сталин сломал хребет русскому крестьянству коллективизацией и голодомором, а затем раздавил большим террором в 1937-38 гг. и заставил трепетать еще остававшуюся в живых городскую русскую интеллигенцию. Сталину воообще не было дела ни до России, ни до "державы",- его интересовала лишь личная власть. И это самоистуканство Сталина обернулось для России уничтожением лучших представителей собственного народа. После такого глумления над национальной свободой и достоинством, созданная Сталиным советская "империя", а на самом деле типичная восточная антихристова деспотия, была обречена на распад, что и произошло спустя всего лишь тридцать с небольшим лет после его смерти, не взирая ни на какие "великие победы".
Апологеты Сталина обыкновенно ссылаются на рубеж 1940-50 х гг. как на образец социально-экономического" благополучия" и "державности" (в городах), но при этом как-то забывают то, какое нищенское существование влачила порабощенная большевиками страна начиная с конца 1920-х и на протяжении всех 1930-х гг., не говоря уже о страшном голоде 1946-47 гг., поразившего русскую деревню после войны, - войны, развязанной Гитлером и Сталиным в 1939 г.
Довод господина Казина о том, что если бы не произошел сговор Сталина и Гитлера в сентябре 1939 г., немцы в 1941 г. взяли бы Санкт-Петербург и Москву из-за большей приближенности границы, просто смехотворен. Для гарантий безопасности СССР реальные выгоды представляло как раз отсутствие общей протяженной границы с Германией, возможное только в случае сохранения воюющей и свободной Польши хотя бы и урезанной территориально по западной границе. Если бы Сталин действительно был бы "державником", каким его пытаются изобразить, он бы не бросился с жадностью уголовника делить чужое вместе с другим бандитом, а поддержал бы жертву нападения вместе с цивилизованными странами: Францией и Англией. После же того как захватнические замыслы коммунистической номенклатуры открыли границы неготового к оборонительно войне СССР для германского вторжения,о какой "защите" национальных интересов может идти речь применительно к деятельности Сталина в 1939 году? Германские войска дошли в результате и до Санкт-Петербурга и до Москвы и не смогли взять их в значительной степени из-за тактических ошибок самого Гитлера (таких как переброска 4-й танковой группы из под Петербурга в сентябре 1941 г. на другое направление или отсутствие резервов в группе фельдмаршала фон Бока в кризисный момент битвы за Москву).

Русский христианский патриотизм не совместим с советчиной, не совместим с красным кровавым флагом. Единственной силой, которая сопротивлялась большевизму во имя Веры Христовой, во имя чести и свободы России было Белое Движение - Движение по истине "мучеников, жертвенно идущих, по полям омоченным в крови". Да, Белое Движение проиграло на полях битвы, но и что же? Белые воины: генералы Алексеев и Корнилов, Деникин и Врангель, Юденич и Миллер, наконец, адмирал Колчак, совершая ошибки, одерживая временные победы и испытывая горечь поражений, отстояли главное - честь России и дали пример потомкам, последующим поколениям антикоммунистического движения. Они, спасая то, что было преступно упущено двумя последними российскими государями, показали, что не всякий русский променял свое христианское первородство на интернационально ленинские или евразийско сталинские языческие химеры мнимого "величия" и "великих побед".
Белые воины совершали свой путь для вечности, и неважно, что они проиграли. Любое историческое поражение временно: Христос ведь тоже был распят. Белые воины совершили свой путь во имя России, но не ради "великодержавных камланий" и дней земных "великих побед", которые празднует господин Казин, а ради нетленного венца.
И какое значение перед их подвигом и страданиями у престола Божия имеют все эти "полеты в космос", "стройки индустриализации", "дни победы"? Никакого.

Именно поэтому Православная Церковь в лице архиереев Юга России и Сибири в годы гражданской войны благословляла Белую Борьбу. Именно поэтому Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви в наши дни защитил от поношения русское антикоммунистическое сопротивление времен Второй Мировой войны, несмотря на то, что оно не было напрямую связано с Белым Движением и имело иные корни.

... Незадолго перед гибелью похищенный нквэдистами в Париже генерал Евгений Карлович Миллер сказал: "Подло я не умру". Он сдержал свое слово, - слово, которое поистине стало девизом Белого Движения, последователи которого служили Богу в отличие от современных монархистов-антифевралистов и тем более от большевиков, а не языческих мамонне. Белые служили своему стягу,

... Чтоб войти не во все открытый,
Протестантский, прибранный рай,
А туда, где разбойник, мытарь,
И блудница крикнут: вставай!

Николай Гумилев.
Георгий, Санкт-Петербург
16 сентября 2009 22:14
Апологетика Власова в своей схеме почти с точностью воспроизводит "прославление" Мазепы.
Александр Казин, Санкт-Петербург
15 сентября 2009 13:10
Диакону Александру Занемонецу

Уважаемый отец Александр,

к сожалению, Вы искажаете мою мысль. Никакому нормальному человеку и в голову не придет оправдывать репрессии коммунистов. Я говорю о другом, а именно: в результате многолетней либерально-революционной пропаганды и затянувшейся войны к началу 1917 года Россия была доведена до полного развала. После позорного февральского предательства и вынужденного отречения последнего Царя на пространстве от Польши до Тихого океана образовалась гигантская 'черная дыра', государство распадалось на глазах, солдаты и матросы убивали своих офицеров, крестьяне жгли помещиков, и пр. и пр. Это и была главная русская трагедия ХХ века, в которой повинны многие тогдашние деятели, от крайне левых до крайне правых, и Вы это прекрасно знаете. Дело не в оправдании большевиков, а в констатации наличного исторического факта - они выиграли Гражданскую войну, к 1922 году собрали 'отчалившую' Русь фактически в границах Империи, во Второй мировой войне победили оккультный гитлеровский рейх и тем спасли русский народ от тотального уничтожения. Этот факт невозможно ни отрицать, ни переделать. Да, всё это было достигнуто ценой большой крови. 'А может, лучше было не спасать?' -- это мы слышали от русофобов прошлого века. 'А может, надо было действовать иначе, другими методами?' -- да, конечно, но история сослагательного наклонения не имеет. Нравится нам это или нет, в России не нашлось других исторических (и метаисторических) сил, которые осуществили бы воссоздание страны другими, более гуманными - я уже не говорю, христианскими -- средствами. Конечно, на этом основании можно вообще изъять Россию с карты мира, что и пытаются сегодня сделать её наиболее 'продвинутые' недоброжелатели. Между прочим, после революции Петра Великого население России сократилось почти на четверть - значит ли это, что следует вычеркнуть Петра из истории? Впрочем, Петра уже неоднократно вычеркивали. Повторяю, дело не в оправдании жестокости, а в ясном понимании того, что своим сегодняшним существованием (вплоть до этой дискуссии) мы обязаны тем самым 'железным людям', которые одной рукой казнили священников и ссылали крестьян, а другой водружали над рейхстагом флаг России-СССР, строили города и заводы, и первыми вышли в космос. Неужели это непонятно? Это были одни и те же люди, один и тот же народ. О. Павел Флоренский подобное противоречие в сущности вещей называл антиномией. Если бы мы обсуждали с Вами темные дела кучки международных авантюристов во главе с г. Ульяновым, которые проехали удивительным образом через линию фронта в апреле 1917 года в пломбированном вагоне, и среди которых действительно не было ни одного русского человека - то и разговаривать было бы не о чем. А мы с Вами, уважаемый батюшка, говорим о делах и судьбе России, всего её многомиллионного народа вплоть до сего дня, и тут нужен Божий суд, который видит вещи в их полноте, и который будет произнесен в конце времен. Как сказано в Писании, 'и дела их идут вслед за ними' (Откр. 14., 13). И праздник Великой Победы - как и горе по невинно замученным и убиенным -- не отнимут у нас ни генерал Власов, ни о. Георгий Митрофанов.
Русский путь в будущее - по ту сторону 'красного' и 'белого', космополитизма и шовинизма, косного консерватизма и бездумного прогрессизма. Нам давно пора закончить словесную гражданскую войну, пример чего и показали в 2007 году РПЦ и РПЦЗ. Те, кто снова раздувает эту войну сегодня, действуют против Церкви и против своего Отечества. Если мы опять позволить расколоть русский народ в борьбе (или в споре) 'до победного конца', мы поистине будем недостойны имени России.

С уважением

А.Л.Казин
Виталий Койсин, Энсхеде
15 сентября 2009 01:17
Re: Ксения Кривошеина, Париж "Он (они) воевали не против России и русского народа, а против Сталина и большевиков!"

А реально стреляли-то они в кого? Исключительно в большевиков, предварительно посмотрев в партбилет? Вот что говорит нам статистика:

"К началу 1945 г. в составе действующей армии, в резерве Ставки Верховного Главнокомандования, на западных, южных и дальневосточных границах имелось 9 412 тыс. человек...

На 1 января 1945 г. в Советской Армии и Военно-Морском Флоте имелось 78 640 первичных партийных организаций. Они объединяли 3 030,8 тыс. членов и кандидатов в члены партии, 52,6 процента всего состава партии находилось в Вооруженных Силах. К этому же времени в армии и на флоте имелось 2 372 тыс. комсомольцев."

Т.е. из 9.4 миллионов личного состава только 5.4 миллиона (чуть больше половины) были "большевиками". Из них большинство - русскими...

Образ "коней, метущихся в горящей степи" - действительно яркий. Но ведь люди - не кони, у нас есть личная ответственность за поступки. А то получится известное "Среда заела...", над чем ещё Достоевский смеялся. Дескать, обижен за раскулаченных родителей или боюсь голодной смерти - пойду к фашистам. Пусть они уничтожат Россию и русских - зато я буду сытым и убью дюжину коммунистов.

Даже если принять самую благородную идею власовцев: "Немецкими штыками изгнать большевиков, а потом прогнать и самих немцев", то она так наивна, что... в той конкретной обстановке уже преступна. Вспоминаются мечтатели-"февралисты", хотевшие просто "сменить шофера" и легко шагнуть в светлое будущее :-) Забыли, что, по пословице "коней на переправе не меняют"... и тем более возницу! И обвалили страну в пропасть...
Николай Правдин , санкт-петербург
15 сентября 2009 00:49
Здравствуйте, господа! Жаль, что СЛАВНЫЕ представители НАШЕЙ эмиграции советуют изучать нам русскую историю по передачам Сванидзе. Получается по песням В. Высоцкого,-"придешь домой, там ты сидишь." А мы все равно ВАС ЛЮБИМ, Ксения Александровна. Еще хочется сказать о каком то маниакальном стремлении некоторых представителеей духовенства рассуждать о либеральности и зле тоталитарного режима. Странно, как же они хотят войти в либеральных грезах в царство небесное? среди "новой Европы" взлетную полосу в рай ищут? сталинский период был личностно драматичен и ужасен для многих, многих прекрасных людей. Но весь этот спор об отрицании советского периода,и сталинщине, напоминает спор Ивана Карамазова о слезе ребенка. Мол, не прощу,- и не надо гармонии вашей будущей. Он только по первому плану смотрел, и уважаемые отрицатели так же. Но Бог то попустил, так, с в скорби, удобней было взращивать дух народа,отрекшегося от Царя своего. И возрос дух, и литература, и театр, и киноискусство. Такими личностями украсилась советская страна, что нынче найти довольно трудно. И многие из нас в нынешней буржуазной России скучаем по воле , выдержке, работоспособности, неподкупности, цельности,по тем качествам, коими отличались наши бабушки и дедушки. Не только Россию, любого человека нужно "подморозить", для того чтобы он стал лучше. вот наша история нас и " подмораживала". Что будет сейчас, не знаю. А те, кто линию Власова зашищают, уверены, что Россия осталась бы суверенным государством? Простите раба грешного. Вспомню Владимира Мономаха, - На санях сидя, нелепицу молвил. А профессор Казин, по-моему, очень интересно мыслит.
Виталий Койсин, Энсхеде
14 сентября 2009 23:08
Для Наталии из Москвы:

Вы приписываете мне мысли, которых у меня нет :-)

Вообще-то я дал оценку не решению Собора, а тому, как это решение интерпретирует Александр Архангельский (если это в самом деле его слова, а не переврано журналистом). Он говорит, что, т.к. заявление Синода РПЦЗ не политическое, а церковно-нравственное, то РПЦ не обязана разделять его точку зрения. Я же считаю, что при таком посыле вывод должен быть обратным.

Впрочем, сам я считаю заявление Синода (точнее, как оно названо на сайте РПЦЗ: "Отзыв... на книгу прот. Георгия Митрофанова...") в основном общественно-политическим. Об этом говорят и его формулировки. Например, "...мы позволим себе коснуться лишь одной из затронутых автором тем, а именно - историософской и собственно исторической оценки личности и деяний ген. А.А.Власова".

Хотя, конечно же, общественная жизнь иногда так тесно связана с церковной...
Ксения Кривошеина, Париж
14 сентября 2009 20:42
Уважаемый господин Казин.
На Вашу фразу " 2. Личная драма участников власовского движения (и самого генерала Власова) бесспорна. Однако волей-неволей они сражались на стороне злейшего врага России и русского народа, и в этом заключается их столь же бесспорная вина".
Я отвечаю, что действительно фигуру ген.Власова и "власовского движения" нужно рассматривать как трагическую. Он ( они)воевали не против России и русского народа, а против Сталина и большевиков!
В его армии служили дети раскулаченных и сами раскулаченные,у них были определённые "счета" к Советам. Это были люди не просто обиженные, а потерявшие своих родных, свои хозяйства, сосланные в Сибирь. О власовцах очень хорошо пишет А.И. Солженицын, он с ними сидел . И мой супруг Н.И. Кривошеин встречался с ними в лагерях.
У Солженицына выведен яркий образ власовской армии " коней мемущихся в горящей степи".
Иллюзии, что Гитлер будет освободителем России от Советов у них довольно быстро испарилась, но такие иллюзии были не только у Власова. Эти мысли посещали и не малую часть русской эмиграции. Об этом есть много свидетельств ( не все были в Сопротивлении на стороне ген.Де Голля). Да и в самом Сопротивлении были про-коммунистические группы и наборот крайне правые...
Вот почему пора, ох пора нам избавляться от громких заявлений и припечатывания ярлыков, которые унаследовались от периода "холодной войны". Ни одна страна мира не пережила столь сложной и трагической истории в ХХ веке как Россия, а потому и её герои и её "предатели" требуют более внимательного изучения
Наталья, Москва
14 сентября 2009 15:16
Мне было бы очень интересно узнать - на каком основании Виталий Койсин убежден, что лучше собора иерархов Православной Церкви знает, что нравственно и что церковно? На каком основании он считает, что знает это лучше, чем митрополит Иларион, архиепископ Марк, архиепископ Кирилл, епископ Гавриил, епископ Иероним, епископ Георгий и епископ Петр?
Откуда это у Виталия?
диакон Александр Занемонец, Иерусалим
14 сентября 2009 00:29
А.Л.Казин пишет: 'Да, это было страшно, и не дай Бог нам увидеть что-то вроде раскулачивания, ГУЛАГА и воронков по ночам, но если бы этого не произошло, сейчас уже не было бы не только русского народа, но и многих других, примкнувших к нему лет 200 назад племен. Большевики воссоздали страну после либерально-революционного погрома ценой жизни миллионов её сыновей и дочерей'. Удивительная цитата, не правда ли? Вот так оправдываются репрессии: просто выхода другого, оказывается, не было! В этом, мне кажется, основная ложь - не побоюсь этого слова - подобной концепции и всей популярной ныне попытки протащить сталинщину и кровавое советское прошлое в сокровищницу светлого русского будущего. Но светлым оно в таком случае не станет, потому что белое нужно называть белым, а черное черным (красное - красным). Почему преступления советского режима нужно оправдывать людям, называющим себя последователями Христовыми? Верую и исповедую, что русский народ, да и 'многие другие племена', как говорит А.Л.Казин, выжил бы - и гораздо плодотворнее выжил! - без тех миллионов жертв, которые Сталин хотел скрыть, положив под сукно результаты переписи.
Что касается Второй мировой, то приход к власти Гитлера и его поддержка многими имела в качестве одной из основных причин именно коммунизм. Так что репрессии большевиков заложили фундамент отнюдь не для победы, а для развязывания Второй Мировой.
Еще вопрос: что такое 'русофобия желтая'? Вероятно, здесь речь идет не о 'панмонголизме' Владимира Соловьева, а о нацистской классификации цветов для тех, кому в их, отнюдь не 'либерал-предательской' (замечательный неологизм!), 'Новой Европе' места не должно было быть.
Не в этом ли смешении понятий о добре и зле, о причине и следствии корень 'бросающейся в глаза ожесточенности спора, немирного и беспокойного духа', который отметили члены Зарубежного Синода?

Александр Казин, Санкт-Петрбург
13 сентября 2009 22:05
К.И.Кривошеиной.

Уважаемая Ксения Игоревна!

Меня, как и многих других, весьма огорчает резкий, и, если прямо сказать, небратский тон полемики вокруг поднятых исторических вопросов. Так не должны говорить между собой члены одной Церкви. Продолжая в таком духе, мы не приблизимся к истине, а скорее поссоримся. Может, в этом и состоит цель инициаторов этой дискуссии, представивших книгу о. Георгия в Петербурге точно в день 22 июня? Надеюсь, что к приближающемуся 65-летию Победы всё встанет на свои места. А пока предложу Вашему вниманию 3 (всего лишь три) положения, с которыми, как мне кажется, должны согласиться те участники этого в общем печального спора, которым действительно дорога судьба нашего Отечества:

1. Нравится нам или нет, Россия 70 лет в ХХ веке существовала в форме СССР.
Несмотря на все преступления советской власти, Россия в форме СССР победила оккультный гитлеровский рейх, нацеленный на уничтожение русского народа, и тем этот народ спасла.

2. Личная драма участников власовского движения (и самого генерала Власова) бесспорна. Однако волей-неволей они сражались на стороне злейшего врага России и русского народа, и в этом заключается их столь же бесспорная вина.

3. Нынешняя дискуссия вокруг этих тем может быть использована (и уже используется) как предлог для нарушения только что воссозданного единства Русской Православной Церкви и превращения современной Российской Федерации в юридическое лицо, ответственное за Вторую Мировую войну, со всеми вытекающими отсюда политическими, территориальными и финансовыми последствиями. Надеюсь, Вы не хотите, чтобы по улицам Петербурга марщировали недобитые украинские или эстонские эсэсовцы и их преемники?

Я лично этого не хочу. И думаю, что нам, русским, не следует до бесконечности длить гражданскую рознь, это только на радость нашим недоброжелателям. Надеюсь, это мое письма не покажется Вам 'заумным'.

С уважением и надеждой на понимание
А. Л. Казин

Эндрю, Москва
13 сентября 2009 19:59
Ну, если теперь в РПЦ такие профессора, то ей можно только посочувствовать: лысенковщина на ниве истории и историософии. Просто читать противно.
Виталий Койсин, Энсхеде
13 сентября 2009 16:06
При всём моём уважении к Архангельскому, этот его текст назвать "гениальным" не могу. В основном, из-за вот этого отрывка: "...я не вижу большой проблемы для Московской патриархии, потому что заявление Синода РПЦЗ не политическое, а церковно-нравственное. Из этого никак не следует, что Московская патриархия обязана разделять точку зрения Синода РПЦЗ."

Позвольте, но если заявление Синода в самом деле "церковно-нравственное", то вывод должен быть противоположным! Единство Церкви как раз находится в церковной (извините за тавтологию) и нравственной областях...

Я даже подозреваю, что журналист неправильно передал слова Архангельского. Не мог он сказать такую глупость...
Ксения Кривошеина, Париж
12 сентября 2009 23:45
Позволю себе привести здесь гениальный текст А.Архангельского

"ВЗГЛЯД": "Логика у РПЦЗ очень простая". Публицист и телеведущий Александр Архангельский объяснил, кому адресовано заявление РПЦЗ

Заявление Архиерейского Синода Русской православной церкви за рубежом касательно роли генерала Андрея Власова обращено не к патриарху Кириллу и не к епископату, а к той части Церкви, которая жестко критикует отца Георгия, заявил в интервью газете ВЗГЛЯД известный публицист и телеведущий Александр Архангельский. По его мнению, "московская патриархия не обязана разделять точку зрения Синода РПЦЗ".

- Александр Николаевич, имеет ли, на ваш взгляд, Церковь право вмешиваться в такие мирские дела, как война, и давать исторические оценки? И не станет ли оценка Власова РПЦЗ поводом для конфликта между двумя нашими Церквями?
- Я хотел бы сразу сказать, что вопреки той версии, которую распространило агентство "Русская линия", заявление Синода РПЦЗ касается не только и не столько генерала Власова, сколько моральной оценки того, что сделали сталинизм и коммунизм в ХХ веке с русским народом и другими народами, населяющими Россию. Проблема генерала Власова - частная деталь в этом обращении Синода, и это нужно учитывать. И Синод в своем праве, конечно, давать нравственную оценку всему, в том числе историческим событиям и историческим фигурам, не подменяя эту оценку политическими домыслами, - это обязанность Церкви.

Другое дело, что для русского "материкового" опыта и для опыта русских за рубежом многие из произошедших с Россией событий окрашены по-разному. И то, что предлагает Георгий Митрофанов, - это не попытка канонизации Власова, а попытка предложения обществу заново обсудить трагедию Второй мировой войны. Не только радость победы, но и те трагические коллизии, которые на протяжении войны вставали перед нашим народом, коллизии, требующие нравственного ответа.

Во-вторых, я не вижу большой проблемы для Московской патриархии, потому что заявление Синода РПЦЗ не политическое, а церковно-нравственное. Из этого никак не следует, что Московская патриархия обязана разделять точку зрения Синода РПЦЗ.

- А почему же тогда о книге отца Георгия молчит РПЦ?

- Попробую объяснить. Дело в том, что критика книги отца Георгия Митрофанова развернулась в церковной печати. Это была не реакция епископата, это была не официальная точка зрения РПЦ, а лишь точка зрения части мирян и священников, объединенных, прежде всего, вокруг агентства "Русская линия", вокруг радио "Радонеж" и так далее. Это - не вся полнота Церкви. Это очень важная часть Церкви, но не более. И Синод РПЦЗ - тоже значительная часть сегодняшней Русской церкви, без которой вся полнота немыслима. Заявление Синода обращено не к патриарху Кириллу, потому что он не высказывает свою точку зрения, и не к епископату, потому что епископат никаких оценок действиям Митрофанова не давал, а к той части Церкви, которая жестко критикует отца Георгия.

Я вижу тут очень интересный и важный сюжет, и не хотелось бы сводить его исключительно к проблеме генерала Власова. Понятно, что Русская зарубежная церковь к Власову относится иначе, нежели та часть Церкви, которая связана с Московской патриархией. Так сложилось исторически, потому что два митрополита Сергия - Страгородский и Воскресенский - в свое время сделали лояльные заявления: один по отношению к советской власти, цену которой знал, а другой - по отношению к власти нацистской, которой тоже знал цену.

РПЦЗ проще понять и тех, кого официально записали в предатели, и тех, кто действительно попал в сложные обстоятельства, в оккупацию, в окружение. Просто потому, что среди клира и прихожан Зарубежной церкви - огромное количество потомков людей, которые бежали от коммунизма или воевали против Красной армии. И логика у РПЦЗ очень простая: все они - русские люди. Нельзя делать вид, будто это какие-то неизвестно откуда взявшиеся выродки. Это ведь не чья-то прихоть, поймите, это русская история во всей ее трагической сложности.

Но проблема еще сложнее. Нужно понимать, что внутри епископата РПЦ есть люди, которые прямо говорят, что сталинский режим не отличим по своей сути бесовской от режима гитлеровского. Несмотря на то, что наши политики против такой постановки вопроса, тем не менее архиепископ Илларион Алфеев прямым текстом заявил, что нет разницы между Бухенвальдом и ГУЛАГом.

- Это означает, что часть клира РПЦ отца Георгия поддерживает?

- Да. Но еще раз говорю, я не представляю себе в Русской церкви - ни в РПЦЗ, ни в Московской патриархии - ни одного сколько-нибудь вменяемого нормального человека, который считал бы Власова героем. И даже Митрофанов о Власове пишет не как о герое: ему такое в голову не могло прийти.

Вопрос стоит следующим образом: Власов - это трагическая, неоднозначная фигура или просто предатель? Для РПЦЗ он несомненно трагическая фигура, жертва ХХ века. Думаю, что эта точка зрения не близка епископам, выросшим в советскую эпоху, но в РПЦ далеко не все с ними солидарны.

- Может ли сюжет с Власовым стать еще одним аргументом в пользу пересмотров итогов Второй мировой войны, учитывая, насколько остро эта тема воспринимается сегодня и в России, и в Европе?

- В первую очередь, мы должны провести четкую границу между политическими и нравственными оценками Второй мировой войны.

Политические оценки всегда связаны с сиюминутным, сегодняшним контекстом, и мы не можем политиков за это осуждать. Они обязаны учитывать, как слово сиюсекундно отзовется, они обязаны, например, думать о том, будут ли выставлены польской стороной огромные финансовые иски за Катынь или не будут, и я благодарен Богу за то, что я про это могу не думать.

Но мне перестает нравиться, когда оценки политиков начинают влиять на академических ученых, которые думают иначе. С этой точки зрения я считаю важной статью Путина, опубликованную "Газетой Выборчей" , потому что этот текст - осторожно протянутая рука, осторожный голос в надежде на возможность завтрашнего диалога &#8722; не пересмотра итогов Второй мировой войны, а более трезвой оценки событий, предшествовавших войне, и трагедии тех, кто оказался между двумя великими силам, схлестнувшимися на поле брани.

Я имею в виду сейчас не только генерала Власова, но и, например, наших балтийских соседей. Я, как и большинство россиян, резко против того, что там предпринимаются попытки полностью оправдать тех, кто оказался с Гитлером, но я понимаю людей, которые не хотят забывать, что латышские отряды возникли спустя год после того, как советские войска выселяли латышей с занимаемых ими территорий. Я их по-человечески понимаю, но понимать - не значит оправдывать.

Я надеюсь, что в итоге будет не пересмотрена картина Второй мировой войны, а возникнет более сложный образ этой трагедии.

Но нравственные оценки должны остаться нравственными - победил русский народ, победил, во многом вопреки своим любимым вождям, вопреки предательству по отношению к своим пленным, вопреки предательству к семьям тех, кто был потерян на поле брани, победил ценой собственной невероятной жертвенности, и этот итог останется несомненным.

Мы никогда не поставим на одну доску то, что делал немецкий народ, разделивший взгляды Гитлера на всемирное господство, и то, что делал русский народ, защищая свою землю так, как он понимал свой долг. И вожди тут, в общем, не причем.

А что касается вождей, то все должно быть обсуждаемо. Мне не нравится, когда запрещают сопоставлять Гитлера и Сталина, мне не нравится, когда запрещают обсуждать трагедию генерала Власова, хотя я лично, наверное, к генералу Власову отношусь совсем иначе, нежели отец Георгий и Синод РПЦЗ. Я все-таки вырос здесь, по эту сторону баррикад.

Но обсуждать Власова можно и нужно. Единственное, повторюсь, чего обсуждать и уж тем более ставить под сомнение нельзя - это нравственный подвиг нашего народа во Второй мировой войне.

Беседовал Михаил Бударагин

9 сентября 2009 г.
Георгий, Санкт-Петербург
12 сентября 2009 20:01
Кривошеиной
Эмиграция - она таки да - пугливая. Но к тому утрачиваемому чувству русского языка, судя по всему, теряет еще и способность мыслить, коли опирается в своих выводах на шоумена Сванидзе и тексты писателя-фантаста Ветрова.

И как это нередко случается, такие персоны об остальных людях судят свысока, с апломбом. Пугливые снобы?
Ксения Кривошеина, Париж
12 сентября 2009 12:37
Уважаемые соавторы, г.Казин и о.Владимир Василик,
Видимо о.Владимир всё-таки ' нашёл ' в интернете ответ Синода РПЦЗ
Его решение ответить аж на самый верх, расходится с теми наставлениями которые прозвучали в ваших совместных статьях : ' когда говорит патриарх - диконам лучше помолчать '
К себе вы это не применяете ?

Тексты ваши ( очень заумные) многостраничные, могут ввести в смущение и заворожить малознающих людей. Можно сравнить с деревенскими,которые в 40-50 годы попадая в город дивились на метро или шарахались от потока машин.
Образованный, почитав - брезгливо отвернётся.
Не боитесь ли вы, что своей безапелляционностью суждений, припечатыванию ярлыков ' предателей ' одним и ' героев ' другим, что вы напугаете русскую эмиграцию?
А она только, только поверила в перемены в России...
Вы в русской душе эмигранта ничего не понимаете и книжный подход ( как изучение иностранного языка в отрыве от страны) - мёртворождённый продукт.
Ваша тоска по ' твёрдой руке ' и ' хозяину ' расходится с принципами христианского веротерпения. Советую вам обоим, каждое утро смотреть по одной замечательной серии Н.К. Сванидце ' Исторические хроники ', а на ночь перечитывать великого Солженицына ' Узлы Красного Колеса ', ' Архипелага ' и ' Жить не по лжи '.
Георгий, Санкт-Петербург
11 сентября 2009 18:23
Павлу, Калгари
Да, так. Ничего более емкого на этот случай, чем "неисповедимы пути Господни" не скажешь! И через Его попущение Иуде творилась история.
Павел, Калгари
10 сентября 2009 23:30
to Георгий, Санкт-Петербург
Есть и положительный момент - люди видят и чувствуют, кто волки, кто овцы.
Руслан
10 сентября 2009 22:54
Заметки по теме...

Мы - православные. Многие из нас, мягко говоря, не любят коммунистов, СССР и Сталина. Что же касается большевиков, т.н. 'ленинской гвардии', то порой ненависть к ним начинает переходить все мыслимые и не-мыслимые границы.


Нам есть за что их нелюбить. Наверное, именно потому многие годы я буквально заставлял себя быть антикоммунистом. Но сердце почему-то подсказывало, что все, как минимум, не так просто и истина не укладывается в прокрустово ложе примитивной дихтомии: хорошие белые - плохие красные. Свои сомнения я пытался списать на эмоции, ностальгию, детские воспоминания и хорошее советское кино (мой любимый фильм - 'свой среди чужих:').

Настоящим открытием стали книги гениального философа А.С. Панарина ('при всем своем модернизме большевики были железными людьми, принявшими сторону униженных и оскорбленных), история жизни Фиделя и Че, отдельные главы 'Проекта Россия'.

Изучая западный менеджмент, я окончательно убедился в том, что для русского человека лучшим учебником по 'эффективному управлению' будут труды и биография Ленина. Однако оставалась самая главная нестыковка - вера. Наша православная христианская вера, которая несоизмеримо выше, глубже и чище любых политических конструкций - будь то национализмизм, патриотизм и даже монархические убеждения.

И вот, как мне кажется, я приблизился к столь важной для меня разгадке:

Будет банальным напоминать, как власти Древнего Рима относились к первохристианам. Но вот, некогда языческая, империя обратилась к Истинному Богу. И получилось так, что именно благодаря ее железной мощи, дисциплине и организации (которая формировалась в годы язычества и достигла своего пика именно при императорах-гонителях!) в короткое время проповедь Спасителя стала широко известна не только 'городу', но и всему известному тогда'миру'. Чудны дела Твои, Господи!

Еще банальнее напоминать про 'разрушенные храмы' и 'общества воинственных безбожников'. Все это было, и мы чтим святую память новомученников и безвинноубиенных, равно как и подвиги первых римских христиан. Однако, несмотря на трехсотлетнее преследование римом христианства, Святому равноапостольному Константину никто не собирается ставить в упрек его 'римско-имперское' происхождение. Тогда почему мы должны отрекаться от 'большевистского' периода русской истории? Может быть, просто потому, что кто-то боится, что бесценный организационный опыт 'железных людей' попадет к тем, кто не вписывается в примитивные схемы глобального общества потребления?

Если когда-нибудь Россия поднимется как последний оплот христианства в безбожном мире, то движущей силой этого цивилизационного прорыва станут отнюдь не унылые эстетствующие белогвардейцы, а бодрые молодые новокомиссары, с православном крестом на пыльных суконных шлемах:

Руслан Николаев
Антоний, Москва
10 сентября 2009 22:46
Замечательная статья! Лучшую отповедь "митрофановщине" мог дать лишь покойный А.С. Панарин, коим учеником, судя по всему, является автор.
Георгий, Санкт-Петербург
10 сентября 2009 15:58
Расколупал-таки Митрофанов с присными затягивающуюся рану, приравняв празднование Дня Победы к беснованию. И главное, непонятно, чего ради?! Ведь на их знаменах уж точно не Христос! А если иметь в виду перспективу повторного раскола, то ведают ли они, что творят?